Американцы же знают свои права. Моя Тавлатка развернулась ко мне лицом, соски ее поникли, в обоих глазах набухли слезы. Что в это время делает Тавлатка, неведомо, остается лишь надеяться, что лежбище в Старом городе, перепавшее ей от Ларри, используется по назначению. Литвака окружили с поздравлениями. Коэн не преминул заключить вундеркинда в объятия и потрепать по голове, но Ларри нацелился на более крупную рыбу: он искал глазами тушеного Гиршкина с луком-шалот, под красным винным соусом. Ларри опустил веки, исхитрившись, расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке и свесил голову - в таком виде его обычно и можно было застать поздним вечером. У тебя потрясающий талант. Что-нибудь латинское, французское, средиземноморское… Точно, средиземноморская детская костюмы в уфе завоевывает глобальную популярность, значит, и литература за ней последует. Как звали того знаменитого сицилийского алхимика и шарлатана. Я же всего лишь издатель. Владимир Гиршкин был человеком, который когда-то, следуя инстинкту, двигался в неверном направлении и бывал сбит с ног, стоило на его тропе появиться чужаку. В те времена Владимир Гиршкин непрерывно извинялся и благодарил, да когда это было совершенно излишне, и нередко кланялся столь низко, что даже при дворе императора Хирохито такой поклон сочли бы чрезмерным. В те стародавние времена Владимир Гиршкин обнимал Халу тонкими, как тростник, детскими костюмы в уфе, Всей душой желая, чтобы ее беды остались позади, и с этой целью клялся стать ее защитником и благодетелем. Но сейчас он держал в руке листок бумаги, и рука его медленно поднималась от локтя, как подвижный штатив настольной лампы… Будь тверд, как она…Вот и все. Стихотворение без особой глубины, но с аккуратными строчками. Похоже на комнату в дешевой, но чистенькой гостиничке: простая деревянная мебель, неброская репродукция над диваном - что-нибудь из жизни лесных обитателей, лось у ручья, хижина в гуще деревьев, неважно. Иными словами, думал Владимир, сущая ерунда. Мусор, что находит свою канаву, где исчезает без следа. Большевики штурмуют Зимний, вьетконговцы осаждают американское посольство, в зал входит Элвис. Получается, Владимир сделал удачный ход. Девушка хлопала в ладоши, ее румяное лицо становилось еще румянее от простодушного восхищения, которое в ней вызвал Владимир Гиршкин. Стол переваливался с детской костюмы в уфе на ногу под тяжестью блюд: черное пюре из нута, консистенции формовочной глины, и овощной суп густо-свекольного цвета, на поверхности которого и впрямь плавала свекла. Владимира усадили на мужской стороне стола рядом с Коэном (упорно не смотревшим на него), Ларри Литваком (не желавшим смотреть ни на кого другого) и Планком (пребывавшим в бессознательном состоянии). Владимир нервно оглядывался, чувствуя, что упускает свой гетеросексуальный шанс. Ибо чистенькая, ладная американка, которую он сразил своей поэзией, тоже поднялась наверх. Время от времени она бросала взгляд на столик Владимира и улыбалась - лоснящиеся от притираний губы, молочно-белые зубы, - видимо, для того, чтобы развеять впечатление, будто ей скучно. Король Владимир помахал ей призывно. Под аккомпанемент ворчливых возгласов заскрипели стулья, пролилась вода из стаканов. То, что на ее лице обозначало нос, в детской костюмы в уфе Гиршкиных сочли бы лишь зачатками этого органа, почкой, едва набухшей, крохотным бельведером над длинными тонкими губами. Далее, круглый подбородок и ниже пышная грудь, свидетельствовавшая о полноценном американском отрочестве. Более всего Владимира беспокоили ее волосы, почему они спускаются ниже плеч. Ведь современная мода требует краткости, лаконичности. Или ей неведомо то, что ныне почитается стильным. Но, как и большинство людей с привлекательной внешностью, на тусовку девушка произвела положительное впечатление. Все взгляды обратились к Владимиру.