Сходство бармена с Шоном Коннери никуда не делось, оно тотально и почти убийственно, а настоящий Шон уж точно не испанец. И я не вижу никаких причин, чтобы его двойник вдруг оказался испанцем. Как несомненно то, что друзья оперируют общими словечками, имеющими для них сакральный смысл, и хорошо понимают интонации друг друга и вообще говорят на одном языке. Что я подумала тогда о языке, на который Фрэнки перешел в своем телефонном разговоре. К тому же оно не меняет картины, постепенно складывающейся в моей голове, а просто вносит в нее еще один, не очень существенный штрих. Мы разговаривали на хорватском. Мать Франсуа родилась в Сплите, а я по молодости довольно долго жил в Дубровнике…Сплит, Сплит. Совсем недавно я слышала название этого города, он был купят костюм санта клауса детский в новосибирске вскользь; для того чтобы установить цепочку ассоциаций, много времени не понадобится. Я займусь этим, как только закончу (покончу) с не-Шоном. И этот его новый взгляд полон одобрения, уважения и еще чего-то, чего я явно не заслуживаю. Вы остались живы, и уже одно это можно отнести к достоинствам. Совет, данный Ширли и (много раньше) бесхитростным Ясином, по прежнему актуален: будь осторожна, Сашa. Склонность к подобной конспирации. Вот так, ни больше, ни меньше, а ведь я до сих пор не имею никакого понятия о том, чем именно занимался Фрэнки. И проигрывает лишь истории о нелюбви к запаху сырой рыбы. И неизвестно, знает ли об этих возможных пометках и закладках не-Шон. У меня не слишком много вещей, которые напоминали бы о Франсуа. Честно говоря, у меня их вообще нет. Теперь остается только достать книгу из рюкзака и вручить ее не-Шону. Что я и делаю, может быть, не так изящно, как хотелось бы. Книга выскальзывает из них самым предательским образом. Но суженное, спертое пространство спасает их, а ребро конторки подхватывает под плавники. Теперь книга лежит обложкой к не-Шону, а блокнотный листок (о котором я и купить костюм санта клауса детский в новосибирске позабыла) скользит между страницами. О записке не-Шон не сказал мне ни слова, к памяти о Франсуа она не относится. А значит, всецело принадлежит мне одной. Я уже готова взять ее в руки, я и беру ее, и только теперь замечаю, что бармен смотрит совсем не на книгу, еще мгновение назад бывшую предметом его вожделений. Он смотрит на меня, готовую купить костюм санта клауса детский в новосибирске чертов блокнотный листок обратно к себе в рюкзак. И его ярко-синие глаза затягивает льдом. И этот вирус делает меня совершенно особенной, раз за разом оттачивая интуицию, вооружая логикой, до сих пор доступной лишь вожакам птичьих купи костюм санта клауса детский в новосибирске, пчелиным маткам и Спасителям мира. Я вижу то, чего никогда не видела раньше: таким зрением обладают лишь кошки, стрекозы и летучие мыши, реагирующие на ультразвук. При желании я могла бы просканировать содержимое медного сундука не-Шона и внутренности его антикварного бюро и сосчитать количество пружин в его диване. При желании я могла бы составить анатомический атлас самого бармена и придать товарный вид обрывкам мыслей в его голове и в голове любого другого человека, кроме разве что Мерседес. Вот оно, открытие последних секунд: я всесильна, лед в глазах не-Шона больше не страшит меня, как не страшат ловушки, которые он готовит. Я справлюсь и с не-Шоном, и со льдом в его глазах, но хотелось бы сделать это как можно элегантнее, что мешает нам начать игру. Обрывки мыслей в голове не-Шона не так сложно связать в узлы: достаточно вспомнить, что он говорил мне о Франсуа. И не только о нем. Вы не слишком точно придерживались инструкции. Поначалу мне даже показалось, что вы совсем не тот человек, которого я жду…С точки зрения не-Шона, я повела себя странно, потому что не слишком точно придерживалась инструкции. И предназначен для девушки, которая работала с ним.