Один инспектор стоит рядом со мной, по пути наверх успев посвятить в курс дела. Судя по лицу, все эти господа ее конкретно заебали. Вытаскиваю из папки все необходимые бумаги на мое присутствие здесь. Интересно, Донато разговаривают обо мне перед сном. Ваше предприятие подозревается в финансировании терроризма. Меня не интересует подстилка Вито, ее долбанный салон и диплом юрфака. Меня интересует то, что хранится в ее очаровательной головке. Azazello Van Zvolf и Justin Grendall Он совершенно спокойно поедает принесенный ему обед. Наслаждается даже идеально прожаренным мясом. Без лишних корочек, без капающего жира. Этот ресторан и правда подавал прекрасную еду, качественно и недорого. И не был популярен лишь потому, что принадлежал какому-то одному человеку, который совершенно не умел заниматься рекламой. И пусть хоть триста раз качество обслуживания и магазина аксесуары карнавальных костюмов москва тимирязевская тут было лучше, а новых посетителей тут почти не было. Никому нет дела до ресторана, чье имя не мелькает по ящику, не появляется в сериалах и новостях, не выпучивает себя из всех баннеров города. Никому не важно, сколько труда ты вкладываешь и как хорошо умеешь делать что-то либо, если ты делаешь это для себя. Тихо, не привлекая лишнего внимания. Тоже самое и с магазинами аксесуары карнавальных костюмов москва тимирязевская. Нет смысла показывать своих эмоций, нет смысла изливать переживания, объяснять что-то, рассказывать. Пустая попытка услышать и узнать то, чего не существует. И пусть каждое слово Джастина больно бьет между ребер. Острым кинжалом прорубает плоть, вязнет в мышцах и тканях. Кончиком лезвия царапает заточенное в кольчугу сердце. Ведь даже сам Азазелло этого не заметит. Весь-весь этот магазин аксесуары карнавальных [b]магазинов аксесуары карнавальных костюмов москва тимирязевская москва тимирязевская[/b] обвинений сливается в один, и принимается в итоге как единый удар. А какое количество ран будет от удара - не важно. Главное отразить его одним махом. Что и делает голландец, переключаясь на еды и совершенно не связанные с ними мысли. Азазелло - Ты меня не хочешь слышать. Совершенно ни в чем. Я сам знаю, что виноват и в том, что влюбился тебя, и продался тебе, и сбежал от тебя. Зачем мне напоминать об этом через каждое слово. Я не вижу дальше собственного носа. И что же я не увидел. Терпения, сил, воли, самообладания, аргументов. То, что я продался тебе, не значит, что я продажен во всем и для всех, Азазелло. Зачем приписывать грехи мне, которые не совершены. Продаются размалеванные крысы на шоссе.