Они всего лишь портняжные инструменты, помогающие кроить реальность по своему усмотрению. И они, как правило, безобидны, все дело в том, как их трактуют в швейных ателье магазинов карнавальных костюмов проспект вернадского, хотите, займемся сексом. Заниматься сексом с педантичным библиотекарем. Супермен и его тайная жизнь. Бэтмен и его тайная жизнь. Тайная жизнь Алекса Гринблата вопиюще публична, Спаситель сменяет библиотекаря, библиотекарь сменяет Спасителя прямо у меня на глазах, кому в действительности принадлежит этот роскошный магазин карнавальных костюмов проспект вернадского, кому принадлежит жесткий подбородок и нежные пальцы ног?. Еще одна фраза, сконструированная в библиотеке при швейном ателье. Иначе зачем ему было так долго плавать с рыбами. Он мог обрасти ракушками, мог обрасти икрой, но оброс интересными подробностями. И вы не могли взять его раньше, чем проникли туда. В этой стране, в этом городе нелинейно не только время, но и пространство, логической взаимосвязи между магазинами карнавальных костюмов проспект вернадского и замками не существует. Оба поступка характеризуют Алекса Гринблата как библиотекаря, склонного к дешевым спецэффектам. Ну его к черту!. Каким чудом мои руки, обнимавшие колени Алекса, оказываются на его плечах. Каким чудом руки Алекса (и не помышлявшие о том, чтобы меня обнять) оказываются под футболкой. Логической взаимосвязи между мной и Алексом не существует. У универсального ключа нет обладателей, я тоже никогда не буду обладать Алексом. В той мере, в которой хочу. Но можно воспользоваться тем, что есть: гладкой, почти безволосой кожей, узкая темная полоска просматривается лишь в паху. Чтобы разглядеть ее получше, я расстегиваю молнию на джинсах (давно забытое искусство. Несколько метров, которые отделяют нас от кровати, он использует с толком, все продумано до мелочей: легкий хлопок по бедрам, и джинсы соскальзывают вниз, ему остается только переступить их. Я лишена возможности видеть рождение бога в деталях, я слишком занята собственными джинсами и собственной футболкой, и оказываюсь в кровати на секунду позже Алекса. За секунду, на которую я опоздала, Алекс успел обжиться на новом месте, наполнить своим магазином карнавальных костюмов проспект вернадского все складки простыней, уронить пару волос на подушку, вымести песчинки, вдохнуть и выдохнуть влажный воздух, закинуть руки за голову и встретить меня на правах старожила:Алекс Гринблат никакой не библиотекарь. Алекс гораздо ближе к дельфинам, чем бедолага Фрэнки. Алекс гораздо ближе к осьминогам, чем провидец Ясин. Абсолютный дельфин (гладкая резиновая кожа и пупок, похожий на отверстие в дельфиньей голове). Абсолютный альпинист и абсолютный ныряльщик. Алекс смотрит на меня, подперев ладонью голову и приподнявшись на локте. Проверка амуниции, иначе этот взгляд не назовешь, подтяните карабин, маленькая умница, и не забудьте о креме для загара, и не забудьте о солнцезащитных очках. Я судорожно укрываюсь простыней по самый подбородок, в то время как Алекс остается совершенно голым. Он совсем не интересуется тем, что чувствую я, и не говорит, что чувствует он, даже мальчишеского самодовольства от отлично проделанной работы не заметно. Что я должна делать сейчас. Собрать вещи и молча удалиться к себе. Поцеловать Алекса во влажную ложбинку между ключицами. Поцеловать его в щеку в знак благодарности. Поцеловать его в пах в знак признания. Обвить его тело руками. Инструкций на этот счет не существует.