Чтоб хозяин этой гордости мог встать, демонстрируя необычайную выносливость, чтоб мог идти по скользкому кафелю, купить костюм секси кошечки xxl на безупречную белизну поля алые капли крови. О, как он всегда ненавидел Кондора. Ненавидел до дрожи в коленях. До комка в горле. До сладкой купи костюм секси кошечки xxl спины. Он всегда хотел его замучить сам. Всегда хотел посмотреть, как может быть изуродовано это прекрасное лицо… Хотелось увидеть может ли Кондор сам испытывать страх и отчаяние… Можно ли хоть один-единственный разочек попробовать на вкус его слабость и безволие. О, как они были похожи, как стоили друг друга. И это было лишь еще одной причиной для ненависти. Что где-то, кто-то, когда-то так смог сломать, растоптать и унизить. Что где-то есть кто-то так похожий на тебя… Словно этот кто-то… твой истинный отец. Джастин Как приятно осознавать, что тебя помнят. Видеть, как в глазах другого человека вспыхивает практически ужас, при этом даже не дотрагиваться до него. Кондор вдыхает его крики, его панику. Каждая клеточка наполняется ни с чем несравнимым удовольствием, а зрачки расширяются, словно у наркомана. В какой-то степени это действительно так. Боль для Кондора - настоящий наркотик. Он не может долго купить костюм секси кошечки xxl, не купить костюм секси кошечки xxl вокруг себя этого потрясающего чувства, не переполняясь им изнутри, не вдыхая его, не видя. Боль была нужна ему как воздух, разве только усваивалась гораздо дольше. Позволяя иногда забыть об этой зависимости, почувствовать себя обычным человеком. Вот только рано или поздно вновь появлялось стойкое желание окунуться в мир боли. И сопротивляться ему было бесполезно. Как бесполезно было пытаться сопротивляться и самому Кондору. Он позволяет Нокту трусливо отползти обратно. Смотрит на него практически ликую, хотя одновременно и не узнает этого человека. Куда делать гордость, где весь тот гонор, который еще секунду назад витал в воздухе. Почему теперь, когда Кондор уже был готов переходить к более интересным вещам, Кентаро внезапно струсил. Толкнул его из последних сил, убегая обратно в белую комнату. Кондор пошатнулся, делая шаг назад, чтобы не терять равновесия. Обернулся неторопливо, заглядывая, как его идеальная игрушка загнанным зверем мечется по вдоль стен. Оставляет новые кровавые разводы на них, размазывает еще не до конца свернувшиеся старые. Учитель не торопится подходить, вдоволь наслаждаясь столь пикантным зрелищем. Длинные черные волосы, перепачканные и перепутанные, спускаются по плечам и закрываю половину спины. Обтянутые остатками от штанов упругие ягодицы, к которым так и хочется прикоснуться. И когда это желание становится слишком сильным, Кондор уже не собирается сдерживаться. Азазелло Мадам, не захлебнитесь моей кровью.